Маятниковая миграция – тренд городской жизни

Предлагаем ознакомится с информацией на тему: "Маятниковая миграция – тренд городской жизни". Здесь полностью раскрыта тема. Но, если у вас возникли вопросы, просьба обращаться к нашему дежурному юристу.

Маятниковая миграция – тренд городской жизни

Маятниковая миграция охватывает все более значительную часть населения, возрастает ее роль в жизни общества. Чтобы эффективно управлять маятниковой миграцией, необходимо понять ее сущность, содержание, перспективы развития. Маятниковой миграцией принято считать процесс территориального перемещения населения, имеющий устойчивый постоянный характер и не связанный с переменой места жительства. Различные методы маятниковой миграции исследованы в ряде научных работ. Маятниковая миграция есть форма движения прежде всего трудоспособной части населения. Понятие «работник» включает в себя единство трех признаков: как рабочей силы, как субъекта производственных отношений и как личности носителя рабочей силы. Любое изменение (развитие) этих сторон индивида отражает подвижность работника, которая осуществляется под воздействием разно- образных экономических и внеэкономических факторов [1].

Материалы и методы исследования

Результаты исследования и их обсуждение

В результате выборочного обследования семейной структуры пригородного населения в зоне Нижегородской агломерации были получены следующие результаты. Был проведен сравнительный анализ семейно-возрастной структуры сельского населения пригородной зоны и выделены группы по признаку места работы. Оказалось, что между работающими на селе и маятниковыми мигрантами существуют различия, близкие к тем, которые выявлены при сопоставлении семейной структуры городского и сельского населения (табл. 1).

Семейная структура пригородного населения Нижегородской агломерации, %

Население всех возрастных групп

Работающие в городе

Работающие на селе и пенсионеры

Работающие в городе

Работающие на селе

Простые семьи, в том числе без детей

Сложные семьи в том числе без детей в младших семьях

Надо отметить, что одиночек среди маятниковых мигрантов значительно меньше (3 %), чем среди живущих и работающих на селе (58,7 %).

Как для населения, работающего в городе, так и для работающих на селе преобладающим типом семьи является простая, хотя для маятниковых мигрантов характерна высокая доля сложных семей (33,5 % против 1,8 % семей, среди занятых на селе). Однако изучение населения по всем возрастным группам не показательно, так как в число одиночек и бездетных пар, представленных супругами пенсионного возраста, входят те, кто уже не участвует в трудовых связях с городом.

Более достоверное представление о влиянии участия в трудовых связях на структуру семьи дает анализ состава семей трудоспособного сельского населения. Данные позволяют заключить, что основные тенденции, выявленные при анализе всего населения, сохраняются. Более низкая доля одиночек, ведущих самостоятельное хозяйство, среди маятниковых мигрантов отчасти обусловлена нелегким бременем забот, связанных с заготовкой топлива, ремонтом частного жилья и т.д. Кроме того, надо иметь в виду, что 70–80 % маятниковых мигрантов в благоприятных для вступления в брак возрастах – уже семейные люди. Чем старше люди, тем выше доля состоящих в браке. Лишь в предпенсионных возрастах снова возрастает доля не состоящих в браке. Исходя из этого можно сказать, что участие в маятниковых трудовых связях не является препятствием для вступления в брак.

Благодаря маятниковым поездкам расширяется круг общения, открываются более широкие по сравнению с селом возможности выбора супругов. Процесс более высокой брачной активности маятниковых мигрантов имеет и обратную сторону: пригородные сельские районы характеризуются пониженной устойчивостью браков. Количество разводов на 1000 населения в сельских пригородах Нижнего Новгорода больше, чем в более удаленных районах. Значительную часть семей маятниковых мигрантов составляют бездетные семьи, в том числе семьи, где супруги уже пожилые.

Среди работающих на селе бездетные семьи, где супруги уже немолодые, составляют подавляющее большинство, среди работающих в городах – их менее половины. Приблизительно треть бездетных семей среди маятниковых мигрантов представлена супругами среднего возраста, четверть – молодежью. Стремление отложить рождение ребенка свидетельствует в определенной степени о неустойчивости брака этой группы сельского населения. Влияние маятниковых трудовых поездок на величину семьи, в частности на число детей, также требует дифференцированного подхода к выбору исходных показателей. Поскольку маятниковые трудовые связи в Нижегородской агломерации, зародившись в дореволюционные годы и получив развитие в годы социалистической индустриализации, приобрели массовый характер лишь в 1960–1970-е гг., постольку активное влияние они оказали на семьи определенных возрастных категорий в последние годы. В условиях Нижегородской агломерации – это лица в возрасте от 18 до 36 лет. Сравнительно небольшая разница возрастов обеспечивает сходство комплекса социальных и оценочных факторов, влияющих на величину семей. Из общего числа обследованных семей были выделены те, среди которых мать и отец или одна мать были участниками маятниковой трудовой миграции [4].

Поездки на работу в город требуют от сельчан определённого физического и психического напряжения, дополнительных затрат времени. Поэтому по сравнению с живущими и работающими на селе обстановка в доме маятникового мигранта, состояние его подсобного хозяйства в большей мере зависят от того, есть ли в семье человек, способный принять на себя значительную долю повседневных забот. Они возлагаются, как правило, на членов семьи, не занятых в общественном производстве. Им отводится имеющая большое общественное полезное значение функция – обеспечение нормального быта, отдыха членов семьи, принимающих участие в маятниковой миграции, они также нередко занимаются и воспитанием детей. Вероятно, в этом состоит одна из причин повышенной устойчивости сложных семей среди маятниковых мигрантов. Не занятые в общественном производстве имеются в 35–40 % семей маятниковых мигрантов. Основу этой группы составляют женщины (80–85 %), в том числе пенсионерки (58–60 %).

Затраты времени на дорогу в один конец маятниковыми мигрантами, %

В чем особенности маятниковой миграции

Основной стимул, который заставляет людей бороздить просторы планеты в поисках лучшей жизни, – это более комфортные условия жизни и возможность реализовать себя в профессиональной сфере. В современном мире к ним, к сожалению, еще прибавилась попытка спастись от войны и стихийных бедствий. Тем не менее иногда даже вопреки всем обстоятельствам большая часть планеты предпочитает вести оседлый образ жизни, выбираясь за пределы обитания исключительно в поисках заработка. К подобным процессам как раз относится такое понятие, как маятниковая миграция.

Читайте так же:  Пенсия по инвалидности в россии

О терминологии

Первоначально необходимо разобраться с некоторыми терминами. В широком смысле сама по себе миграция подразумевает «переселение, перемещение». Сегодня данное явление распространяется на все процессы передвижения граждан как внутри государства, так и за его пределами. В результате таких перемещений происходят количественные и качественные изменения в самой группе мигрирующих лиц и в том обществе, в которое они попадают.

В целом миграцию можно разделить на две большие группы:

Исходя из названий, очевидно, что в первом случае данный процесс происходит в рамках одной страны, а во втором выходит за них.

Основные особенности миграционного процесса можно выразить так:

  • преимущественно люди перемещаются на короткие расстояния;
  • в поле зрения мигрантов чаще всего попадают крупные города и развитые страны;
  • именно этому процессу обязаны многие населенные пункты своим ростом;
  • чаще всего причины, которые побуждают население сменить место жительства, – экономические.

Особенности маятниковых передвижений

Маятниковая миграция населения – это одна из разновидностей данного процесса, которая занимает далеко не последнее место в общей классификации. Под данным понятием принято понимать регулярные, зачастую ежедневные поездки граждан из одного города или села в другое с целью работы или учебы.

Данный вид миграционного процесса стал результатом неравномерного размещения производственных мощностей и расселения населения по отношению к ним. Особенно заметен этот процесс при рассмотрении крупных мегаполисов, в которые каждый день утром прибывает довольно большое количество жителей пригородной зоны, а вечером, соответственно, покидает их.

Обычно возникает такой процесс в тех регионах, где хорошо развитая инфраструктура и транспортная развязка позволяют жителям периферийных районов жить далеко от своего места работы. Так, еще в XIX веке существовала тенденция селиться в непосредственной близости от своего источника дохода. А вот уже век двадцатый внес некоторые изменения в этот процесс.

Преимущества и недостатки

Как мы выяснили, маятниковая трудовая миграция – это перемещение граждан от своего дома до своей работы и обратно в рамках определенной территории. Отличительной чертой данного процесса является его регулярность, которая соответствует трудовому режиму или графику учебы.

Нельзя не отметить, что данное явление в обществе имеет как положительные, так и отрицательные черты. К первым можно отнести такие:

  • обеспечение занятостью отдаленных районов, которые не обладают достаточным количеством трудовых мест;
  • заполнение вакантных мест, на которые невозможно найти сотрудника по месту размещения компании, работниками из регионов;
  • повышение социальной мобильности граждан;
  • позитивное влияние духовной и материальной культуры на формирование внутреннего мира жителей периферии;
  • создание современных населенных пунктов, которые представляют собой смесь городской и сельской жизни.

Но, как известно, не бывает все так безоблачно, как кажется на первый взгляд. Зачастую направление и масштаб данного явления не всегда соответствует интересам экономики.

Причины маятниковой миграции точно так же, как и большинства иных разновидностей данного процесса, носят экономический характер.

На такие ежедневные поездки граждан толкает необходимость обеспечивать себя и семью.

В связи с этим следует выделить негативные последствия таких передвижений населения:

  • заметный дисбаланс в агропромышленной отрасли экономики страны;
  • потери свободного времени перемещающихся граждан, которые вынуждены тратить время не на свой досуг или полезный труд, а на поездки;
  • повышение утомляемости мигрантов.

Все это сказывается на моральном состоянии населения, которое, кроме работы, дома и транспорта больше ничего не успевает увидеть.

Значение регулярных передвижений граждан

Маятниковая миграция в России – явление довольно распространенное. Ежедневно можно наблюдать массовый поток студентов и работников, которые едут из пригородной зоны в областной центр на электричках, маршрутных такси или автобусах, а вечером возвращаются. Исключить данное явление из жизни российского общества значит остановить процесс роста городов, для которых данное явление является движущей силой. Маятниковые передвижения граждан стимулируют застройку пригородных районов мегаполисов жилыми кварталами, что ведет к образованию уже привычных нам спальных районов.

Нельзя не отметить, что сам мегаполис при этом делится условно на два полюса. Это выражается в том, что образ жизни в центре города сильно отличается от того, который ведут жители пригородных спальных районов.

В заключение следует отметить, что процесс регулярных перемещений граждан обоюдно значим как для них самих, так и для экономики в целом.

Маятниковая миграция – тренд городской жизни

3. Данные о локализации активности в сетях мобильной связи, позволяющие оценить передвижения с разными ритмами

4. Данные о временной регистрации

4. Данные о путях перемещения коммьютеров с применением геоинформационных систем, включая информацию из социальных сетей (Twitter, Instagram, Foursquare и др.);

Источник: Аверкиева К.В., Антонов Е.В., Кириллов П.Л., Махрова А.Г., Медведев А.А., Неретин А.С., Нефедова Т.Г., Трейвиш А.И. Между домом и . домом. Возвратная пространственная мобильность населения России /Ред. Т.Г. Нефедовой, К.В. Аверкиевой, А.Г. Махровой. Москва: Новый хронограф, 2016.

На региональном уровне информацию о маятниковых миграциях содержат материалы Обследования населения по проблемам занятости (далее – ОНПЗ), проводимые Росстатом. Первое такое обследование было выполнено в июне 1992 года в Орловской области; сплошное обследование на регулярной основе введено с октября того же года, а с конца 1999 года оно проводится ежеквартально. Данные ОНПЗ содержат информацию об объеме межрегиональной трудовой миграции, позволяя таким образом получить оценку количества маятниковых трудовых мигрантов между Москвой и Московской областью. Согласно этим данным, в 2012 году около 41% поездок в Москву совершалось в ежедневном режиме, а из 479 тыс. занятых, выезжавших на работу из Московской области, 437,5 тыс. работало в Москве[9].

Читайте так же:  Правила получения награды мать-героиня и ордена родительская слава

На основе данных ОНПЗ, а также результатов обследования занятости на малых предприятиях, можно рассчитать баланс трудовых ресурсов, который позволяет оценить количество коммьютеров на региональном и муниципальном уровнях. Согласно одной из проведенных оценок, в 2001 году центростремительный поток из области в Москву достигал 1-1,3 млн человек[10]. В целом эти данные подтверждают результаты других исследований, хотя и несколько занижают число маятниковых трудовых мигрантов[11].

Во Всероссийскую перепись населения 2010 года были включены вопросы (номер 11.2 и 11.3 в переписном листе) о нахождении места работы: внутри населенного пункта проживания, внутри своего региона, за пределами своего региона с уточнением субъекта РФ[12]. Дополняя эти данные другой информацией из опросных листов (о поле, возрасте, семейном положении, доходе и др.), можно сформировать «социальный портрет» трудового мигранта, а также выделить по территориальному признаку маятниковых мигрантов. К сожалению, перепись не включала вопрос о периодичности поездок, что затрудняет сопоставление данных с ОНПЗ, где эта информация присутствует.

Методология переписи подразумевала возможность заполнения переписных листов на основе административных источников при невозможности личного опроса или отсутствии респондента[13]. При этом пункты 11.2 и 11.3 могли быть оставлены пустыми, либо же указывалось, что респондент работает в пункте проживания, что могло приводить к занижению количества трудовых мигрантов. В то же время, нет причин не доверять информации о респондентах, указавших место работы за пределами населенного пункта проживания. Таким образом, достоверность данных переписи по оценке трудовых маятниковых миграций близка или соответствует ОНПЗ[14].

Транспортная статистика играет вспомогательную роль, позволяя получить представление только об общих показателях маятниковой миграции в регионе. В середине 1980-х годов проводилась оценка их численности на основе данных о количестве купленных абонементов на железнодорожном транспорте, дополненных натурными наблюдениями в пересадочных узлах в часы-пик с пригородных поездов/автобусов на метро. Согласно этому исследованию, центростремительный поток коммьютеров составлял порядка 750 тыс. человек в сутки, а центробежный – около 150 тыс. человек[15].

В настоящее время на основании данных ОАО «РЖД» о месячном пассажиропотоке между Москвой и Московской областью можно оценить лишь примерный объем суточных перемещений пассажиров, так как без данных о пассажиропотоках по времени суток невозможно сделать обоснованную оценку потоков в Москву и из нее. Также ценность железнодорожной статистики нивелируется большим количеством безбилетных пассажиров, или же пассажиров, покупающих билеты, не соответствующие их маршруту. Для межсубъектных автобусных маршрутов, помимо проблемы «зайцев», существует также проблема нелегальных маршрутов, а также практика проезда без билета (только по оплате наличными).

[3]

Анализ данных Центральной пригородной пассажирской компании и Московско-Тверской пригородной компании показал, что за февраль 2014 года из Московской области в Москву на пригородных поездах было перевезено 14,4 млн пассажиров. Большая часть пассажиропотока (81,6%) формируется на станциях, расположенных в зоне ближних и средних пригородов. При этом крупнейшие станции, пассажиропоток на которых за месяц превышал 10 тыс. человек, суммарно дают более 95% пассажиропотока, а 12 (по официальному территориальному делению – 11 за счет включения Железнодорожного в состав Балашихи) крупнейших центров притяжения формируют порядка 50% пассажиропотока. За исключением Подольска и Раменского эти центры сконцентрированы вблизи МКАД, представляя собой так называемые «окраинные города» (edge cities)[16]. Из них особенно выделяется городской округ Балашиха, образованный в результате объединения городов Балашиха и Железнодорожный в 2015 году, который суммарно дает порядка 10% пассажиропотока области при 6% ее населения. Наибольшее количество крупнейших центров притяжения сконцентрировано на северо-восточном направлении (Мытищи, Королев, Пушкино), откуда едет порядка 14-16% пассажиров.

Данные Пенсионного фонда РФ – один из относительно новых источников данных о маятниковых миграциях. Помимо сложности получения, скорее даже недоступности, основным их недостатком служит то, что страховой номер привязывается к месту его получения, т.е. к месту проживания гражданина на момент регистрации в системе пенсионного страхования. Впоследствии место проживания могло неоднократно измениться, что со временем приводит к нарастанию расхождений с реальным местом регистрации. Так, в Московской агломерации на протяжении последних 30-35 лет пропорция между центробежным и центростремительным потоком сохраняется практически неизменной (80% к 20%). Однако согласно данным Пенсионного фонда за 2014 год это соотношение составило 60% к 40%.[17] Вероятно, центростремительный поток занижен за счет недоучета притока мигрантов, купивших жилье в Московской области, но работающих на столичном рынке труда (они учтены как жители других регионов, работающие в Москве). Также данные Пенсионного фонда отображают москвичей, постоянно живущих и работающих в Московской области, как «ложных» маятниковых мигрантов.

Социологические опросы составляют отдельную группу методов исследования передвижений коммьютеров. Высокая стоимость затрудняет их проведение на регулярной основе, но возможность получения отсутствующей в других источниках информации (пол, возраст, профессия респондента и пр.) делает данные соцопросов весьма ценными для анализа трудовых маятниковых миграций. В качестве примера можно привести социологический опрос, проведенный «Центром экономики инфраструктуры» (ЦЭИ) в 2014 году, который содержал данные и об объемах трудовой миграции[18].

Данные сотовых операторов являются новым источником данных, которые, несмотря на все свои недостатки, зарекомендовали себя как достаточно достоверный источник разной информации, позволяя провести гораздо более детальный и достоверный анализ трудовых маятниковых миграций, чем при использовании ряда других источников данных. Одной из первых работ в РФ в этой области стало исследование, подготовленное к Московскому урбанистическому форуму в 2013 году, когда было изучено перемещение населения в границах Московской агломерации с помощью данных сервиса Геопространственного анализа ОАО «Мегафон»[19].

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Еще одним примером работы на основе данных навигационных приложений стало исследование «Дом – работа, работа – дом», проведенное компанией «Яндекс» по данным программ «Яндекс.Навигатор» и «Яндекс.Карты» в ноябре 2016 года. Пользователи приложений имеют возможность сохранять наиболее часто посещаемые адреса в памяти программы для расчета кратчайшего пути на личном автомобиле. Из массива данных были выбраны точки «дом» и «работа»: всего в Москве и ближайшем Подмосковье было выделено 490 тысяч пар таких точек[20]. Как показало это исследование, данные навигационных программ позволяют детально изучить маршруты автомобилистов, в том числе являющихся маятниковыми мигрантами. В то же время, большое число людей пользуется общественным транспортом, они не могут быть учтены в рамках этого подхода.

Читайте так же:  Правила оформления детского пособия в рф

В данной работе использованы данные Департамента информационных технологий города Москвы (ДИТ), которые собираются с июля 2015 года на основе обезличенной информации об абонентах операторов «большой тройки» («Билайн», «МТС», «Мегафон»).[21] Для определения местоположения абонента используют замер удаленности абонента от трех станций по мощности сигнала от его сотового телефона. В настоящее время сотовая сеть состоит из ячеек 500 на 500 метров, что определяется по наименьшей плотности расположения ретрансляторов сотовых операторов. Данные, поступившие на сервера компаний-операторов, обезличиваются, а затем агрегируются по временным интервалам и по муниципальным образованиям в зависимости от требований формируемого отчета. Также выборка очищается от сигналов модемов, планшетов, а также телефонов, используемых для передачи данных через сеть Интернет (по сути, тех же модемов) и абонентов, которые пользуются двумя и более сим-картами.

Затем специалисты ДИТ формируют отчеты о различных типах перемещений абонентов: в основу данной работы легла матрица корреспонденций «дом-работа». Фактически данные сотовых операторов являются источником информации, позволяющим оценить объемы центростремительного и центробежного потоков, выявить дифференциацию трудовых маятниковых миграций в разрезе муниципальных районов Москвы и муниципальных образований Московской области, аттрактивность главного и локальных центров притяжения, сезонные колебания потоков коммьютеров и ряд других аспектов.

Отсутствие единого источника информации о трудовых маятниковых миграциях ведет к тому, что отечественные исследователи вынуждены интегрировать данные многих ресурсов, приходя к усредненной оценке потоков коммьютеров. Обобщение исследований, выполненных за последние годы в Московском столичном регионе, показывает, что в настоящее время центростремительный поток оценивается в 0,8–1,2 млн человек, а центробежный поток составляет от 0,2 до 0,5 млн человек (табл. 2).

Таблица 2. Оценки потоков трудовых маятниковых миграций
по Москве и Московской области

Трудовая миграция: понятие, причины и тенденции

В международном обмене товарами, деньгами и научно-технической информацией важную роль играет трудовая миграция. Идея работы за границей очень популярна — мигрантов не останавливают ни границы между странами, ни расстояния. По разным причинам переезжают даже жители благополучных стран. Что толкает человека на такие перемены?

Что такое трудовая миграция

Существует несколько типов международных мигрантов:

  • поселенцы, прибывшие на постоянное жительство;
  • рабочие по контракту, прибывшие на ограниченный период;
  • квалифицированные специалисты (сотрудники международных компаний, преподаватели, студенты);
  • нелегальные иммигранты;
  • беженцы;
  • лица, ищущие убежища.

Цель некоторых из них состоит в том, чтобы найти работу, следовательно, международная трудовая миграция — это пересечение границы страны своего гражданства для вступления в трудовые отношения с работодателями за рубежом.

Существуют следующие виды трудовой миграции:

    Безвозвратная: мигрант покидает свою страну навсегда и выезжает на ПМЖ в принимающее государство.

Те, кто выезжает в служебную командировку за границу, и так называемые “челноки” не считаются трудовыми мигрантами.

Масштаб процесса

По сведениям, обнародованным IOM (Международной организацией по миграции), в 1960 г. около 3,2 млн человек стали трудовыми мигрантами. К началу 1995 г. их число превысило 35 млн, в 2008 г. достигло 93 млн (что составляет 3% мировых трудовых ресурсов). К 2010 г. насчитывалось 215,8 млн официальных мигрантов и около 100 млн нелегальных трудящихся.

Если учесть, что мигранты переезжают вместе с членами семьи, реальные цифры вдвое и даже втрое больше. Масштабы миграции по всему миру непрестанно увеличиваются, и этот процесс имеет позитивные и негативные стороны как для принимающей страны, так и для государства-донора.

Главные центры применения иностранных ресурсов

Трудовые миграции в мире вот уже десятилетиями неизменно набирают обороты. После Второй мировой войны сформировались традиционные центры трудовой миграции:

  • США;
  • Канада;
  • Австралия;
  • Новая Зеландия;
  • Южная Африка;
  • Южная Америка.

Со временем появились новые центры миграции рабочих. К ним можно отнести Израиль: в 1948-1963 гг. страна приняла 1 млн иммигрантов. Затем рабочую силу стала привлекать Западная Европа.

В странах ЕС в 2000 году число мигрантов достигло 16 млн.

Нельзя не упомянуть и нефтедобывающие государства Персидского залива, ставшие еще одним центром притяжения иностранных рабочих.

Миграционная ситуация в РФ

Экономическое развитие России во многом зависит от трудовой миграции в страну и по ее территории. Термин «внутренняя миграция» означает перемещение в пределах государства между административными субъектами, экономико-географическими районами или населенными пунктами.

Переезды граждан из одного города или региона в другой, а также из села в город — распространенное явление. Некоторые районы настолько привлекают приезжих, что это вызывает обеспокоенность демографов. Появилось понятие «западный дрейф», характеризующее перемещение населения Сибири и Дальнего Востока в европейскую часть России, к юго-западу от линии Санкт-Петербург — Екатеринбург — Барнаул. Этот процесс вызывает сокращение численности восточных регионов, что может обострить проблему национальной безопасности.

Согласно данным ГУВМ МВД (ФМС), тенденция последних трех лет, заключающаяся в постепенном сокращении числа временных мигрантов в России, продолжилась и в 2019 г. Небольшой рост численности иностранцев осенью 2019 г. по сравнению с 2017 г. вряд ли существенно повлияет на общий тренд. На 1 декабря 2019 г. на территории РФ пребывало 9,93 млн иностранцев (на 1 декабря 2017 г. – 9,62 млн).

Подавляющее большинство временных мигрантов – граждане стран СНГ: на 1 декабря 2019 г. их было 8,38 млн человек (84%). Среди них лидируют представители стран Средней Азии и Украины.

Читайте так же:  Основные сведения по ходатайству о выдаче копии решения арбитражного суда

Из всех стран ЕАЭС рост временной миграции в Россию показывает только Киргизия, растет миграция из Азербайджана, объемы ее уже достигли и даже немного превысили показатели докризисного 2013 г. Наблюдается восстановление объемов временной миграции из Таджикистана и Узбекистана, однако докризисные значения пока не достигнуты (отставание по сравнению с 2013 г. на 5 и 25% соответственно). Продолжает сокращаться временная миграция из Украины (с 2016 г.) и Молдавии (с 2015 г.).

Не меняется базовый тренд сокращения численности иностранцев из развитых западных стран, небольшие колебания по отдельным государствам мало влияют на общую картину.

По сравнению с 2017 годом сократились такие виды миграции, как работа по найму, служебные, туристические и частные поездки, по сравнению с докризисными показателями – все виды миграции, за исключением коммерческой и учебной (они остались на столь же низком уровне, что и ранее).

Основания для перемещения населения

Внутренняя трудовая миграция в России главным образом обусловлена:

Наибольшее число мигрантов притягивают крупные экономические центры. Они могут предложить приезжим богатый рынок труда с достаточно высоким уровнем заработной платы, а также развитую инфраструктуру и другие блага цивилизации. Прежде всего это Москва и Санкт-Петербург.

Донорами становятся регионы со сложной ситуацией на рынке труда, низкими зарплатами, уровнем жизни и невысоким рейтингом инвестиционной привлекательности.

Осуществлять правовое регулирование вопросов, связанных с внутренним перемещением рабочих ресурсов, уполномочен отдел трудовой миграции в Министерстве труда и соцзащиты РФ.

Кроме экономических факторов, имеющих для людей первостепенное значение, есть и другие причины трудовой миграции в России. К ним относятся природно-климатические факторы. Большей привлекательностью отличаются центральные и южные районы страны. Дело не только в более благоприятном климате — погодные условия связаны с экономической деятельностью в аграрном секторе.

Тренды европейского градостроительства

Российские города находятся в поиске национальной модели градостроительства, которая бы соответствовала нашим условиям — сложному постсоциалистическому наследству, тяжелому климату, технологической отсталости и так далее. В Европе свою модель трансформации уже нашли. Это — город с высоким качеством жизни, ключевой элемент общества умеренных потребностей.

Основные тренды европейского градостроительства таковы.

Возведение компактных городов с плотной застройкой. Считается, что «растягивание» города чрезмерно увеличивает расходы на содержание социальной и инженерной инфраструктуры. Плотная застройка характеризуется более низкими энергетическими затратами, интенсивной социальной жизнью и возможностями для обеспечения безопасности жителей. Она же позволяет эффективно использовать системы общественного транспорта. Европейское градостроительство сегодня — это не освоение новых территорий, а ревитализация промышленных зон и конверсия деградирующих территорий.

Приоритетное развитие общественного транспорта. Современный европейский город — это город людей, а не автомобилей. Город для автомобилистов потребляет много энергии и оказывается неудобным: львиную часть пространства занимают дороги и парковки. Выход — в приоритетном развитии систем общественного транспорта. Хит последних 10–15 лет — скоростной трамвай. Характерен пример Парижа: за десять лет будет потрачено 35 млрд евро на строительство новых вокзалов и пересадочных узлов, на линии скоростных железных дорог, метро и скоростного трамвая.

Формирование общественных пространств. Речь идет об участках города, предназначенных для беспрепятственного посещения публикой: парках, развлекательных центрах, пешеходных зонах, музеях, лекториях и так далее. Развитые общественные пространства обеспечивают высокое качество жизни в городе. Примером может служить принятая в Лондоне в 2002 году программа создания 100 общественных пространств.

Возврат к квартальной структуре города. Европейское градостроительство отказывается от микрорайонной структуры города в пользу кварталов. В чем достоинства квартала? В гармоничном балансе «общественное—частное». Улицы по фронту квартала становятся общественными пространствами с магазинами, кафе и проч. При этом внутри кварталов создаются уютные дворы. Плюс квартальная застройка обеспечивает большую транспортную проницаемость города. Но самое главное: кварталы значительно меньше микрорайонов, такая застройка воспринимается более человечной. В кварталах, в отличие от микрорайонов, возможно создание полноценных комьюнити.

Отказ от функционального зонирования городов. Принцип жесткого функционального зонирования города, когда в районе сконцентрированы здания с одной функцией (жилье, офисы или промышленность), был введен в мировую практику в 1920-е годы, чтобы отодвинуть жилые районы от «грязных» заводов. Сейчас для многих городов это уже неактуально. Отказ от жесткого функционального зонирования позволяет избежать маятниковой миграции населения по маршруту «район жилья — район работы

Полная версия материала доступна только подписчикам

Читать материалы в полном объеме могут только те, кто оформил платную подписку на ONLINE-версию журнала.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В МОСКВЕ И ТЕНДЕНЦИИ ЕЁ РАЗВИТИЯ


МИГРАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ В МОСКВЕ

3.4. Маятниковая миграция

Интенсивная маятниковая миграция между Москвой и другими регионами России отмечалась еще в советское время. Трудности с московской пропиской на фоне постоянной потребности в рабочей силе вызвали стремительный рост населения в Московской области, где ограничения прописки в советское время были менее жесткими. Кроме того, Москва традиционно притягивала большое количество студентов и учащихся.

Статистические данные показывают, что Москва продолжает оставаться крупнейшим в России центром миграционного притяжения, в котором роль экономической составляющей миграции является превалирующей. Численность «дневного» населения города составляла до появления переписной цифры 2002 г. примерно 11,0-11,5 млн. человек, превышая численность постоянных жителей на 2,5-3,0 млн. человек (если принять данные переписи, то при постоянном населении в 10,4 млн. человек дневное наличное население составляет не менее 13-14 млн. человек).

Москву и Московскую область объединяют тесные экономические и социально-культурные, исторически сложившиеся связи. Экономическая взаимосвязь определяется не только кооперацией предприятий и отраслей экономики, но и ярко выраженной трудовой маятниковой миграцией населения между городом Москвой и Московской областью. В начале 1990-х гг. объем трудовой маятниковой миграции из Московской области в Москву составлял порядка 700 тыс. человек, а из Москвы в область — 200 тыс. человек. Величина сальдо трудовой маятниковой миграции достигало 500 тыс. человек, а вместе с учащимися — 630 тыс. человек. Приведем результаты оценок маятниковой трудовой миграции на основе специальных обследований Мосгорстата (табл. 3.28).

Читайте так же:  Культура австрии традиции и современность

Оценки маятниковой трудовой миграции между Москвой и Московской областью, тыс. человек в день (данные Мосгоркомстата)

Из Москвы в Московскую область

Из Московской области в Москву

На протяжении 1990-х гг. произошли резкие изменения на рынке труда. Глубокий системный кризис, переживаемый Россией в целом, в Московском регионе особенно существенно отразился на занятости населения области, где уровень зарегистрированной (официальной) безработицы существенно превысил показатели в Москве. В настоящее время ежедневная маятниковая миграция жителей Московской области в Москву может составлять не менее 2 млн. человек. Из них примерно 700-750 тыс. человек — трудовые мигранты, около 600-700 тыс. – приезжают с культурно-бытовыми целями и порядка 60 тыс. человек с учебными целями.

Развитие в Московской области малого бизнеса и сферы обслуживания, в основном торговли, не смогло компенсировать потери рабочих мест в таких отраслях экономики как промышленность (включая ВПК), строительство, сельское хозяйство, наука и т.д. Многие города области из пригородного пояса превратились по существу в спальные районы Москвы, подавляющая часть трудоспособного населения которых работает в столице. Увеличилась маятниковая миграция и из населенных пунктов внешнего пояса области, несмотря на затраты времени на проезд к месту работы.

Основная сложность при изучении трудовой маятниковой миграции состоит в отсутствии регулярной статистической отчетности об этом виде передвижения населения. Выборочные обследования, транспортная статистика и другие виды имеющейся информации не позволяют на сегодня достаточно полно количественно оценить это явление. По экспертным оценкам НИПИ градостроительства Московской области, сальдо трудовой маятниковой миграции увеличилось к середине 1990-х гг. до 600 тыс. человек. Доля занятых, ежедневно приезжающих на работу в Москву из соседних со столицей районов очень велика. По расчетам ученых Института географии РАН в Москву на работу из Химкинского и Одинцовского районов приезжают порядка 70% всех работающих, из Балашихинского и Люберецкого – более половины, из остальных районов – около трети. Ближайшие пригороды стали во многом спальными территориями столицы. Из самых удаленных районов, таких как Серебряно-Прудский, ездят на работу в Москву 0,5% работающих, из Лотошинского или Волоколамского – 3-4%.

В качестве «компенсации» ближайшие пригороды часто притягивают работников из самой Москвы или из более удаленных пригородов. Наиболее привлекательным оказался Балашихинский район, в котором около 40% всех занятых на его предприятиях приезжают из других территорий. До трети маятниковых мигрантов работает в Химкинском и Одинцовском районах. Это, в основном, те, кто не смог пробиться в Москву, но работают у ее границ. Есть среди работников и москвичи, так как доехать в эти пригороды с окраин Москвы часто проще, чем до противоположных концов столицы.

За последние двадцать лет существенно изменился состав маятниковых мигрантов из пригородов, значительно повысился их образовательный уровень. В то же время в Москву долгие годы приезжали «лимитчики» для работы в не престижных отраслях экономики, замещенные в 1990-е гг. временными и чаще иностранными работниками.

На первый взгляд может показаться, что тенденция аналогична тем, что имеют место в развитых странах: квалифицированные работники едут из пригородов на работу в столицу, а городские территории заселяются малоквалифицированной рабочей силой. Однако, в Москве маятниковые мигранты – это в подавляющем большинстве не выехавшие в пригород москвичи, а желающие перебраться в столицу. Они представляют собой реальный потенциал пополнения населения Москвы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В 1999 г. по решению властей Москвы и Московской области была создана специальная совместная группа по координации действий в сфере маятниковой миграции. Однако позиции сторон сильно различаются. Власти Московской области убеждены, что область находится в неравном положении. Ее работники создают блага и оставляют налоги в столице, получая основные социальные выплаты (пенсии, пособия по безработице) из областного бюджета. Решение проблемы власти области видят в компенсации, которую столица должна выплачивать Подмосковью за использование его трудовых ресурсов.

По мнению властей Москвы, столичный рынок труда обеспечивает работой не менее 700-900 трудовых мигрантов из Московской области. При этом в самой области порядка 100 тыс. безработных и если бы не Москва их количество могло быть большим. В сложившейся ситуации разрешение противоречий и достижение компромисса представляется достаточно сложной задачей. Но свидетельством того, что в Москве и области сформировался практически единый рынок труда, является широкое распространение маятниковой трудовой миграции.

[2]

Источники


  1. Пиголкин, Ю.И. Атлас по судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицинское Информационное Агентство (МИА), 2015. — 726 c.

  2. Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни человека. Конкретно-социологические исследования искусства в России конца XIX — первых десятилетий XX века. История и методология / Ю.У. Фохт-Бабушкин. — М.: Алетейя, 2016. — 788 c.

  3. Теория государства и права. — М.: Инфра-М, Норма, 2011. — 496 c.
  4. Михайловская, Н.Г. Искусство судебного оратора / Н.Г. Михайловская, В.В. Одинцов. — М.: Юридическая литература, 2016. — 176 c.
  5. ред. Никифоров, Б.С. Научно-практический комментарий уголовного кодекса РСФСР; М.: Юридическая литература; Издание 2-е, 2011. — 574 c.
Маятниковая миграция – тренд городской жизни
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here